І. Итальянская консульта в Лионе

1802 год, №5

 

(Выписка из журнала сей консульты.)

Чизальпинская республика, образованная среди войны соединением разных областей, могла только от мира, времени и мощного правления ожидать своей политической твердости и внутреннего спокойствия. Она желала своего конечного образования, требовала того от первого консула и ждала от руки, которая основала ее в шестое лето республики и восстановила через два года потом, способа получить народное единство и решительное бытие.

Первый консул, удовлетворяя сему желанию, хотел приобрести все сведения, которые имеют только сами чизальпинцы о выгодах своего отечества; и для того чрезвычайная консульта, составленная из 450 членов, людей просвещеннейших в чизальпинской республике, собралась в Лионе, как в самом удобнейшем месте для нее и консула, и более других городов связанном, по разным сношениям, с северною Италиею.

Министр внешних дел, приехав в Лион, вступил в частные переговоры с чизальпинскими депутатами каждой области, и способствовал внутреннему учреждению консульты. Она разделилась на пять частей, сообразно с пятью главными народами республики, чтобы действовать спокойнее и тем надежнее изъявить общее согласие для образования единого народа. Сии отделения следовали в своих рассуждениях одному плану, чтобы к прибытию консула согласить различные мнения и представить ему общее, вместе со всеми нужными для него сведениями. Основание конституции, утвержденное законодательным советом миланским, было предложено каждому ртделению консульты в особенности, чтобы узнать мнения и сообщить их французскому министру. Сверх того всякой член написал 60 имен для составления законодательного совета из лучших людей. Консул, приехав в Лион и сведав все сделанное собранием, счел необходимым для основания коллегий, и требовал от всех пяти отделений по два списка тем гражданам, которые достойны быть членами сих коллегий. Между тем президенты отделений собирались у него, и рассуждали о конституции. Консул сделал в ней некоторые перемены, сообразно с его опытным сведением о пользе чизальпинской республики. Оставалось только назначить людей для правления. Консульта в первом общем собрании своем избрала комитет, составленный из 30 человек, и поручила ему сделать двойной список кадидатам для сообщения первому консулу. Сей комитет, по основательном рассуждении, предложил консульте следующее:

«Граждане депутаты!

Ваша комиссия, с величайшим усердием исполнив возложенную на нее должность, сделать список гражданам, достойным быть членами правления, сообщает вам следствие рассуждений своих о выборе первого чиновника.

Они занимались сим важным предметом в трех заседаниях, и конечное следствие всех соображений выходило всегда одно.

Если вообще мало людей, достойных быть первыми чиновниками, то в нашем внутреннем состоянии *** их должно казаться еще менее подлинного. Шесть разных народов, составляющих нашу республику, не имели времени согласиться во мнениях о превосходных людях. Нельзя без опасения выбрать человека там, где люди столь различны законами, обыкновениями, нравами и мнениями – человека, который, оставляя всякую частную систему, должен заниматься только общею для произведения духа народного, сей главной опоры республик.

Перемены и судьба чизальпинской республики еще более затрудняли наш выбор. Те люди, которые доныне совсем не участвовали в делах, едва ли могут иметь нужные сведения для управления республикою; а те, которые отправляли важные должности, в сие несчастное время мятежа и раздоров не могли снискать общего уважения, приобретаемого удобнее во времена спокойные.

Но если и найдем человека для такой великой должности, то другие, еще важнейшие затруднения не дозволят нас совершенно положиться на сей выбор. Французское войско не может еще выйти из чизальпинской республики; оно необходимо для нашей политической безопасности, пока еще не имеем своей армии.

Сверх того чизальпинская республика, хотя и признанная Толентинским и Люневильским трактатами, не может еще сама собою вдруг приобрести от старейших правлений Европы общего уважения, необходимого для ее твердого бытия вне и внутри. Надобно еще, чтобы многие другие державы признали ее. Нужен человек, который именем и могуществом своим поставил бы республику на степень согласную с ее величием; но сего имени, сего могущества нельзя найти между нами.

Комиссия заключила, что собрание депутатов, желая с одной стороны утвердить вечную конституцию, избрать достойных людей для составления коллегий, законодательного совета и других начальств, должно с другой стороны ревностно желать, чтобы генерал Бонапарте почтил нашу республику в особе своей именем ее главы, и управляя делами Франции, согласился быть великою мыслью или душою нашего правления, во все то время, которое покажется ему нужным для приведения разных частей республики в совершенное единообразие. Тогда все державы признают ее, и новый блеск, и новое величие украсят начало политического бытия нашего!»

Мнение комитета сделалось общим; среди радостных восклицаний и громкого рукоплескания консульта определила, чтобы заключение комиссии представить генералу Бонапарте как единодушное желание всего собрания.

Бонапарте, уважая справедливые причины комиссии и волю всех депутатов, отвечал, что он будет на другой день в общее собрание, которому надлежало торжественно объявить конституцию и выбор членов для первого образования властей.

В два часа консул пришел в собрание, окруженный французскими министрами, государственными советниками, генералами и всеми главными лионскими чиновниками. Избранные депутаты консульты и всеобщие рукоплескания встретили его в зале. Он сел на возвышенное место и произнес следующую речь:

«Чизальпинская республика, признанная в Кампо-Формио, испытала уже много перемен в судьбе своей. – Первые старания об ее основании не имели успехи. – Потом неприятельские армии завладели ею, и бытие республики не казалось уже вероятным; но французский народ силою оружия вторично изгнал ваших неприятелей. – С того времени всячески старались разделить вас. – Покровительство Франции превозмогло. – Вас признали в Люневиле. – Республика, увеличенная новою пятою частью владений своих, имеет более силы, твердости и надежды. – Составленные из шести народов, вы соединитесь действием конституции, самой лучшей по вашим нравам и обстоятельствам. – Я призвал вас к себе в Лион как главных чизальпинских граждан. Вы сообщили мне сведения нужные для великого дела, возложенного на меня обязанностью первого чиновника Франции и долгом человека, который более всех способствовал вашему творению. – Выбор главных чиновников, сделанный мною, беспристрастен и чужд всякому духу местности. – Для президентского места я не нашел между вами никого, имеющего довольно прав на общее мнение, совершенно независимого от духа местности и оказавшего столько великих услуг отечеству, чтобы можно было поручить ему сию должность. – Представление вашей комиссии, в котором с истиною и точностью изъяснены все внешние и внутренние обстоятельства вашего отечества, тронуло мою душу. Соглашаюсь на ваше желание. Буду заниматься еще, пока обстоятельства сего требуют, великою мыслью о делах ваших. – Среди всегдашних умозрений моей должности, все, что до вас касается и может утвердить ваше бытие и благоденствие, будет принадлежать к любезнейшим чувствам моей души. – Вы имеете только частные законы: впредь вам надобны общие. – Народ ваш имеет только местные привычки: ему надобны привычки народные. – У вас нет еще армий: державы, которые могут быть вашими неприятелями, имеют войско многочисленное; но у вас есть то, что может произвести их: народное множество, нивы плодоносные и пример, данный вам во всех существенных обстоятельствах первым народом в Европе».

После речи консула, беспрестанно прерываемой рукоплесканиями, читали конституцию. Как скоро произнесли ее титул, общее движение собрания выразило желание дать республике, вместо чизальпинской, имя итальянской, и консул на то согласился.

Конституция итальянской республики.

(Nb. С некоторого времени нам известно столько конституций, что они уже мало занимают любопытство; но сия кажется по обстоятельствам надежною, и достойна внимания. Оставляя многое, чем она сходна с другими, или что принадлежит единственно к форме, заметив только важнейшее).

Религия католическая, апостолическая и римская есть религия государственная.

Верховная власть находится в общественности граждан.

Владение республики разделяется на департаменты, дистрикты и города.

Всякой человек, рожденный от итальянского гражданина и живущий в республике, имеет права гражданства. Иностранец может получить их через семь лет; надобно только, чтобы у него было в республике какое-нибудь недвижимое имение или заведение. Право гражданства дается еще за отменные таланты или ученость.

Три избирательные коллегии, а именно: коллегия владельцев (Possidenti), ученых (Dotti) и торговых людей (Commercianti), суть главный орган народной власти.

По назначению правления коллегии собираются по крайней мере один раз в два года, чтобы выбрать новых членов на убылые места как в них самих, так и в государственной консульте, законодательном совете, и проч. Их заседание продолжается только две недели. Они советуются, но не судят, и собирают голоса тайно. Правление доставляет им роспись убылым местам и сведения о способных людях для выбора. Граждане, имеющие право на сии места, могут объявлять оное непосредственно коллегиям. Они решат, надобно ли переменять статьи конституции, когда правление того требует. Члены их должны иметь по крайней мере 30 лет отроду.

Коллегия владельцев состоит из 300 граждан, которые с недвижимого именя получают не менее 6000 ливров ежегодного дохода. Ее заседания в первые 10 лет будут в Милане. Она избирает из членов своих девять для составления цензуры, и представляет ей тройной список для избрания чиновников республики.

Коллегия ученых состоит из 200 граждан, избираемых из самых  славнейших людей в искусствах и науках, людей известных по их знаниям в церковных или духовных предметах, в морали, законодательстве, и проч. Она заседает в первые десять лет в Болоньи, выбирает из членов своих шесть для цензуры и доставляет ей тройной список граждан, могущих отправлять республиканские должности.

Коллегия торговых людей состоит из 200 членов, избранных из самых лучших купцов и фабрикантов. Брешиа есть место ее заседаний в первые 10 лет. Она имеет права коллегии ученых.

Цензура есть избранная комиссия трех коллегий и присутствует в Кремоне. Ее заседания открываются через 5 дней по собрании коллегий, и продолжаются только 10 дней. Она избирает по большинству голосов в должности из тех граждан, которых имена находятся в списках, доставленных ей коллегиями; избирает также недостающих членов для коллегии ученых. Цензура возобновляется при каждом заседании коллегий.

Правление вверено президенту, вице-президенту, государственной консульте, министрам и законодательному совету. Президент избирается на 10 лет и может быть снова избран. Он предлагает законы, управляет министерскими делами и властью исполнительною посредством министров, им избираемых. Назначение генералов также от него зависит. Он выбирает вице-президента, который заступает его место в консульте и есть ничто иное, как его поверенный; но не может быть сменен в первые 10 лет. У президента хранится печать республики. Государственный секретарь, им определяемый, предлагает ему законы, данные советом, чтобы он скрепил их и обнародовал; жалованья президенту 500 тысяч миланских ливров.

Государственная консульта состоит из 8 членов, имеющих по крайней мере 40 лет отроду, и на всю жизнь избираемых коллегиями. Президент есть глава консульты. Он выбирает из членов ее министра иностранных дел, который в его отсутствие председает в оной. Консульта по большинству голосов утверждает трактаты. Президент управляет в ней течением дел, и голос его важнее всех других. Она, в случае произвольного отзыва или смерти президента, избирает нового непременно в 48 часов. Жалованья каждому члену 30 тысяч ливров.

Президент выбирает и сменяет министров. Все они ежегодно должны обнародовать расходы свои. Никакой указ правления не имеет силы, если он не подписан министром. Президент избирает 10 граждан, называемых советниками правления. Они составляют особенную комиссию, обрабатывать проекты законов, имеют сношения с ораторами законодательного совета, и говорят в нем от имени консульты. Они должны иметь отроду 30 лет, и получают жалованья 20000 ливров.

Законодательный совет состоит из 75 членов, имеющих по крайней мере 30 лет отроду. Коллегии могут составить только половину его из своих членов. В нем должны быть граждане из всех департаментов. Правление созывает его и распускает; но заседания его должны продолжаться не менее двух месяцев в год. Члены коллегий, консульты и министры могут в нем присутствовать зрителями. Законодательный совет избирает из членов своих комиссию ораторов; число их может простираться до 15. Им сообщаются все законы, которых требует консульта. Они имеют тайные сношения с советниками правления, и представляют законодательному совету свое мнение. О законе рассуждают в совете два оратора и два советника правления. Совет решит в безмолвии по большинству голосов; ораторы не имеют голоса. Членам совета определяется жалованья 6000 ливров в год, а ораторам 9000.

Главные судебные власти избираются коллегиями. В делах уголовных обвиняют или оправдывают так называемые присяжные (Jury); судьи подводят только закон; они избираются на всю жизнь, если не впадут в какое преступление.

Президент, вице-президент, члены коллегии, цензуры, консульты и законодательного совета не подвержены никакому ответу. В случае личного преступления они отдаются под суд тем местом, к которому принадлежат. Министры дают отчет во всем, где есть их подпись. Правление и комиссия ораторов обнаруживают беззакония. Если две коллегии найдут донос важным, то он отсылается в цензуру, которая требует свидетелей, обвиняемых, и рассматривает дело; находя донос основательным, отсылает его в главное судилище, которое решит и тотчас исполняет. Во всяком случае чиновник, отданный цензурою под суд, лишается места. Цензура сама может тайно уведомлять правление о чиновниках, недостойных общей доверенности. Оно сменяет их или представляет коллегиям, по чему не соглашается со мнением цензуры. Коллегии или утверждают мнение консульты, или, будучи согласны с ценсорами, оставляют дело на рассмотрение следующей цензуры, которая или оправдывает обвиняемого или отсылает его к суду.

Конституция признает между гражданами одно различие должностей. Каждый свободен в рассуждении веры своей. Во всей республике народное учение должно быть основано на одних правилах. Национальный институт будет заниматься открытиями, совершенством искусств и наук.

Коллегии избирают пять граждан, составляющих счетную комиссию. Она поверяет приходы и расходы республики.

Если через три года консульта признает за нужное отменить некоторые статьи конституции, то она представляет о сем коллегиям.

-----

Гражданин Мариани изъяснял дух конституции и благо ее для всех частей республики. – Потом читали учреждение духовное. Епископы будут назначаемы правлением, и утверждаемы в сане своем Папою. Они избирают священников с согласия консульты. – Архиепископ Равенский изъявил именем всего духовенства усердие к исполнению новых законов, и всем духовным советовал вселять в народ уважение к собственности и любовь к республиканской конституции. Первый консул, подтверждая слова его, доказывал, что народ должен быть привязан к религии, а духовенство к законам отечества. – Предложенный список чиновникам, членам коллегий и проч., был всеми единодушно одобрен. Бонапарте, назначив в вице-президенты гражданина Мельци, обнял его и посадил подле себя. Все собрание взяло живейшее участие в сем знаке дружества. Гражданин Пина в речи своей представил все радостные надежды республики. «Если рука (сказал он), которая нас сотворила и спасла, будет управлять нами, то каких препятствий можем страшиться на пути своем? Наша доверенность равняется с удивлением, вселяемым в нас героем, которому мы обязаны своим счастьем».

Бонапарте кончил заседание и встал; радостные восклицания итальянцев и французов провожали его до самого дома.

eurovestnik.ru © 2012-2014